Drug_on
Всегда есть время для последнего поцелуя
Некоторое время назад возле нашего астероида стала образовываться чёрная дыра. Все знали об этом, но думали, что успеют эвакуироваться раньше, чем она начнёт представлять собой угрозу. Это случилось ночью. Мы все изрядно набрались и валялись в пьяном сне в обители Max. Я приоткрыл глаз и увидел её, стоящую у иллюминатора. Потом грохот и сильный толчок, такие же чувства, как при гибели моего родного мира. Как только я понял что происходит Скинз попытался оттащить её от стекла, но не сумел. Группа осколков летевших к нам попала в неё. Никого больше из команды не задело, потому что 90% угрозы горели в теле нашего беременного наставника. Кроме Скинза 50% кожи которого были обожжены. Великолепная система безопасности каюты спасла наши жизни, отсек был загерметизирован, отделился от базы и начал взлетать. Мы схватили обоих и понесли в мед отсек, но в это время взорвался наш астероид и взрывной волной мед отсек был почти полностью уничтожен. Вудстока сломало пополам, Тейлорду оторвало хвост, а я был пришпилен за перепонки крыльев обломком трубы к стене. Не знаю из чего Max собирала это чудо техники, но если бы не он, нас бы раздавило. Я оторвался от стены и принялся собирать своих порванных друзей. Тейлорд очнулся и пытался мне помогать. Яд из его мертвого хвоста очень помог Вудстоку, думаю, что месяцев через 6 он сможет ходить. Max судорожно вынимала из себя горячие осколки породы. Только я отвернулся, как она попыталась вспороть свой живот.
– Что делаешь? (Я схватил её за руку)
– Он не заслужил такой смерти.
– Дай, это сделаю я, ты можешь поранить его.
– Скорее, осколки очень близко к нему.
Она потеряла сознание и дьявольски много крови. Как хорошо, что я не только убийца, но и хороший хирург. Хотя инструментов не было. Вместо анестезии пришлось использовать остатки вчерашнего. Я продезинфицировал боевые когти и разрезал её. Маленького чудом не задело, хотя пуповина была пережжена. Я шлёпнул его, но легкие не хотели раскрываться.
– Тейлорд, что делать, он не дышит?!
– Дай-ка его сюда.
И только я протянул ему малыша, как тот воткнул ему отравленную иглу прямо возле сердца. Малыш открыл глаза и заплакал, потом, не долго думая, вынул из себя иглу и воткнул её Тейлорду в руку. Сразу видно, чей сын. Зашивать Max было нечем, а регенерировать у неё не осталось сил. Пока раненый скорпион облил охлаждающей пеной Скинза и возился с парализованным эльфом, я напоил Max из себя. Потом мы нашли ещё несколько кораблей хоть как-то уцелевших после взрыва и поживились тем, что на них осталось. К сожалению живых там уже не было. Но мы нашли лекарства, кое-какие припасы и оружие. После всех операций мы с Тейлордом нашли укромный уголок на мертвом спутнике, опустились на поверхность и напились в стельку. Нас разбудил малыш, который хотел есть. Он забрался мне на голову и стал жевать ухо, по пьяни я подумал, что Тейлорд совсем сошёл с ума и решил ко мне по приставать. Я небрежно оттолкнул жующего, но когда открыл глаза, то понял, что был не прав. Я отнёс его к Max, но она была совершенно не готова кого-либо кормить. Пришлось это сделать мне. Я стал сцеживать из её груди молоко, тут «пришёл» синющий скорпион.
– Ты что делаешь, извращенец, она же почти мертвая, некрофил хренов?!
– Маленького нужно покормить! Или у тебя есть идеи получше?!
– Ох, еп твою…
Он подошёл к нам, взял его на руки и стал укачивать, но малыш не унимался с требованием еды. Мои попытки добыть у Max молоко начали получаться, признаться честно, я никогда не хотел её так сильно, как тогда, даже Тейлорд заметил и сочувственно хлопнул меня по плечу. Добыв некое количество молока (с кровью, потому как из груди Max другого молока было добыть не реально) мы покормили орущего троглодита, и он уснул. Бесхвостая нянька отнес его к маме в гроб. Мы тоже уснули на полу какого-то отсека. Проснулись от странного шума, переглянулись и побежали в мед отсек. Там наша мастерица уже собирала мед оборудование необходимое для эльфа хомелиона, скорпиона, дракона и её самой. Через 12 часов она смастерила себе помощника, и они сделали весь мед персонал отсека вплоть до уборщиков. В это время мы занимались ребёнком и пищей. Маленького назвали Loki. Он и правда очень хитрый и в его крови уже столько всего намешано. Мы здесь одни, на этом спутнике, кажется, наконец, наша мечта о свободе осуществилась. Пока что Max сделала Тейлорду биомеханический протез хвоста, но уже выращивает ему новый. Вудсток идет на поправку, он может шевелить пальцами ног, и Max разбудила в нем мужчину. Пока мы со скорпионом вылазили пополнять запасы пищи и воды они помогали друг другу восстановить чувствительность. Эх, хоть бы раз позвали посмотреть. Наверняка сотни нежных поцелуев, прикосновений, запахи желания в темном гробу. Ведь Max тоже потеряла порядочно чувствительности во время удара. Интересно, у неё уже был оргазм. Скинз, к стати говоря, тоже поправляется, и уже почти весь покрылся хоть какой-то кожей. Может быть ему тоже повезёт и Max пригласит его и Вудстока к себе. Я знаю, это его заветная и тайная мечта. Он так смутился, когда понял, что я прочитал это в его голове. Я не сказал Max, пусть даже он и не просил не говорить. Странно, но к ним я её не ревную, а в той жизни, я был готов убить каждого, кто хоть взгляд похотливый бросит в её сторону. Мои перепонки на крыльях быстро восстановились, да и сломанные ребра уже почти не болят. Много тренируемся, качаемся, Max опять мастерит свой виртуальный мир. Когда мы все придём в норму, то отправимся искать новую базу, новую работу, новых друзей, новых врагов, новых любовников, новые правила, новые законы, новые неприятности, новую смерть…